Отличия аргентинского танго

Чем “аргентинское танго” отличается от просто “танго”? Другими словами, какие отличия аргентинского танго надо знать и почему это важно?


Видео-версия этого текста доступна на канале «Лакасты»: Чем отличается аргентинское танго?

Подписывайтесь и будьте в курсе о выходе новый серий проекта «40 «дурацких» вопросов о танго».


Довольно часто, когда человек сталкивается впервые с танго, как с явлением, он спрашивает: «А что это? Это танго?». Если человек слышал что-то о танцах, и, в принципе, слышал о танго, и, скорее всего, занимался танцами. В этом случае у него (или неё) есть в сознании разделение между танго таким, танго сяким и так далее.  Чаще всего, люди, разбирающиеся в танцах сталкивались с танго в рамках бальных танцев.

Но в действительности, если разобраться, есть просто танго, а «аргентинским» — его стали называть для того, чтобы отличать от бального танго, которое танцуется в рамках бальных танцев. Есть так называемая «европейская программа», в нее входит пять танцев, и один из них — танго.  

Итак, чем отличается «аргентинское танго» от «просто танго», то есть «бального танго»? На самом деле, танго — оно одно, и оно появилось в Аргентине. В этом смысле оно является аргентинским. Хотя одновременно эта традиция развивалась и на северной стороне реки или залива Ла Плата, то есть в Уругвае. Так что вполне справедливым было бы назвать танго и уругвайским. Какое-то время, кстати, танго называли «креольским», что вполне отражает его происхождение из культуры креолов — населения это части Южной Америки, потомков смешения крови местного населения и привезенных из Африки рабов. 

Однако, если разобраться не с происхождением, а с сутью танго, то оно из себя представляет технологию объединения людей в пары и совместного движения по кругу под музыку. В любом регионе мира люди будут это делать, и это будет танго. Но мы его получили как развитие традиций в регионе Ла Плата — в Аргентине и Уругвае, и поэтому оно называется аргентинское танго. А для простоты — танго.

И есть различные реплики, отражения или “подделки”, можно сказать. Попытки присвоить танго разными сферами. По моим сведениям, первыми в этом деле были были англичане, которые в конце 19 века доминировали в Европе как преподаватели танцев для элиты. Они увидели, что французская аристократия интересуется новым танцем, почувствовали “новый тренд”! И, естественно, постарались его использовать — создали учебники, подсмотрели, записали, создали стандарт танго и начали ему учить.
Естественно, легче учиться тому, с чем ты знаком, и поэтому у них было удобно учиться аристократии. И таким образом появилось бальное танго, которое, в общем-то, не совсем танго. И вот почему.

Во-первых, бальные танцы танцуются, исходя из идеала внешнего. То есть, там есть эталон, на который надо походить и к нему стремиться, и никто никогда не сможет его достичь. В аргентинском танго такого эталона нет, и стремиться нужно к себе лично.  Никто не знает, каким будет твоё танго. Ты сам не знаешь, каким будет твоё танго. Когда оно будет, ты говоришь: «Да, это было моё танго”, — но ты снова не знаешь, каким будет твоё танго, потому что таким оно больше никогда не будет…

Второе отличие в смысле танцевания. В танго это вкус от самого танго для того, кто танцует. В этом смысле оно как кулинария. Для того, кто готовит блюдо, чтобы его потом съесть, употребить, нужно, чтобы оно было полезным, приятным на вкус, приятно пахло… Как оно при этом выглядит, это важно, но это уже вторично все же. Видя, как выглядит блюдо, мы транслируем, воображаем его вкус и аромат, и только тогда оно нам нравится или не нравится. Мы же не рассматриваем блюдо как произведения визуального искусства… Хотя нет, конечно, кто-то может рассматривать блюдо как предмет изобразительного искусства, но вообще-то еда — это еда, прежде всего. И вот танго — это прежде всего “еда”, а потом только её вид и фотографии. 

И третье отличие в том, кто судит, хорошим оно было или плохим. Бальные танцы, как и любые другие ответвления европейской, вдохновляемой балетом культуры, танцуются ради внешнего впечатления, чтобы судьи, зрители, родственники — поставили бы высшие оценки и похвалили: “Вот, какой ты молодец!”. Ну, или сам, в конце концов, посмотрел в зеркало, на фотографии, сказал: “Вот, я все-таки молодец, я лучше, чем год назад”. То есть, это такая “отрасль спортивных достижений”. А в танго судьей о том, хорошее оно было или плохое, является только тот, кто его танцует. То есть, только я сам — и моя пара. И как правило, мы вместе уже знаем, это было хорошее танго или плохое. Никто не может его оценить по-другому. 

Эти отличия аргентинского танго в самом начале знакомства с этой традицией, может быть, и не кажется важными, но уже через пару месяцев занятий дают потрясающую разницу в том, чем именно, для чего и с какой мотивацией мы этим занимаемся!

Добавить комментарий